Анна Бровко
МГ “
Объектив”

В харьковском зоопарке медвежат панда пока нет. Цирковой программы с участием черно-белых медведей в нашем городе тоже не будет. Не ждите и открытия новой химчистки, чьим «лицом» выступает панда. Но на «Приключения медвежат панда…» в Харькове все же можно посмотреть. Не угадали — это не новый документальный фильм о жизни животных. Это новая постановка театра «Постскриптум».

Если уж цитировать, значит до конца. Полное название спектакля, мягко говоря, трехэтажное: «Пригода ведмедиків панда, яку розповів один саксофоніст, який мав подружку у Франкфурті». Многослойность не только в названии. В пьесе Матея Вишнека смыслов намного больше, чем занятых в нем актеров. Все (две!) роли — ЕГО и ЕЕ — исполняют Кирилл Лукаш и Виктория Мищенко. Молодые и талантливые говорят, что за время работы над спектаклем стали друг для друга больше чем муж и жена.

А начиналось все в далеком 2003 году. Кириллу знакомая предложила подумать над постановкой еще не переведенной на украинский язык пьесы. Краткое содержание: молодой человек просыпается утром и видит рядом с собой обнаженную девушку, которая, чувствуя себя как дома, сначала задает глупые (на первый взгляд!) вопросы (на второй взгляд вопросы кажутся очень даже философскими), а потом собирается уходить. Юноша, заинтересовавшись незнакомкой, отпускать ее не собирается. Немного подумав, они договариваются о 9-ти ночных свиданий. Каждая ночь — новая история.

Кирилл проникся идеей, но вышеназванная знакомая жила и живет в столице настоящей, то бишь в Киеве. И со столицей первой связь удержать не получилось. Короче говоря, проехали…

Но не тут-то было! Спустя полтора года харьковский режиссер Степан Пасичник дал почитать Кириллу новую пьесу. Как уважаемые читатели, наверное, уже догадались, произведением этим оказались «Приключения медвежат панда…» с очень знакомым сюжетом.

«Мистика какая-то!» — подумал Кирилл.

«То ли еще будет!» — ответила судьба.

… И началось. Преподаватель университета искусств пан Пасичник вместе с любимыми студентами решили вернуть к жизни театр «Пост- скриптум». Кириллу предложили стать директором проекта. На зов товарищей парень откликнулся быстро. Еще бы, он ведь надеялся на скорое повышение до должности актера. Повышение себя ждать не заставило. А вот директора у театра до сих пор нет. Зато есть в небольшом коллективе «Постскриптума» мутанты: актеро-координаторы, актеро-режиссеры и даже актеро-художники.

Итак, все тринадцать человек театра, включая режиссера, в «Пригоди ведмедиків панда» влюбились с первого взгляда. Но поставить в один день — не получилось. Подготовка к премьере длилась больше года.

Кстати, все постановки «Постсткиптума» на украинском языке. Даже во время интервью на мои русские вопросы, актеры по привычке отвечали по-украински.

Кирилл Лукаш: «Степан сказав, я хочу простеньку історію. Там два актори, без костюмів, лежать собі в ліжку. Ага. У Віки в цій ви-ставі десять костюмів. В нас відеоарт використовується. Тобто відеопроектор, відеосюжети знімали спеціально для цього. Простенька ви-става, як сказав Степан. Виставу обслуговують 7-8 людей, в них рації є. Розумієш? Простенька вистава! Степан ще сказав, що ми дуже швидко зробимо цю роботу. Ми її робили рік. Більше року!»

Актеры своего режиссера и вдохновителя — Степана Пасичника — обожают. Говорят, он видит людей насквозь. Однажды рентгеновским взглядом окинув Кирилла, режиссер предложил ему играть в пьесе. Партнершу же доверил выбрать самому. Кирилл, недолго думая, пришел в общежитие к студентке Пасичника — Вике Мищенко. Таинственным голосом объявил, что ему нужно сказать что-то очень важное. Девушка сначала подумала, что Кирилл в нее влюбился. Предположения не подтвердились. Во всяком случае, в том смысле, который в слово «влюбленность» чаще всего вкладываем мы с вами. Но на сцене они играют любовников.

Вика Мищенко: «Всі репетиції були абсолютно різні. Я не знаю чи це так треба, чи не треба. Степан каже нам, що репетиції повинні бути однакові. Треба відточувати майстерність. Але ж вони були абсолютно різні. Ми там робили записи після кожної репетиції. Потім читали і були просто в шоці. В різних приміщеннях, в різних мізансценах, по-різному: сцена смішна, я стою на піаніно плачу»

Кирилл Лукаш: «Це сцена, де вона має бути абсолютно щаслива. Жінка прийшла до чоловіка, залізла на піаніно і сміється. А він (герой вистави) їй каже: «Я не вірив, що ти повернешся». А вона (Віка) прийшла, стала на піаніно. Я почав грати. І тут в неї течуть сльози. Вона плаче. А я замість того, щоб сказати «Віка, що сталося», я кажу «Классно, Віка!»

Зеленый зал Дома архитектора играет не меньшую роль в спектакле, чем игра актеров. Кроме того, что на пьесу нужно приходить вдвоем с противоположным полом, вас еще усадят на мягкие чуть ли не антикварные стулья и предложат вина. (Ой, я бы не отказалась. Хорошо, что меня пригласили. В эту субботу я смогу и на «Пригоди…» посмотреть, и винца откушать:)).

Чуть не забыла о главном! Почему все-таки медвежата панда, зрителям станет понятно только в конце. Но специально для читателей приоткрою занавес, как заканчивается пьеса.

Вона: Якого звіра ти любив найбільше, коли був хлопчиком

Він: Ведмедиків панда

Вона: Назви мені місто, в якому хотів би жити

Він: Франкфурт. Там є дуже гарний зоопарк

Вона: Добре, в наступному житті ти будеш ведмедиком панда

Він: А ти?

Вона: А я прийду до тебе у Франкфурті