25 января

Александр Анничев

При отсутствии достойной современной драматургии обращение к литературному наследию — верный путь движения украинского театра вперед.

В данном случае речь идет о спектакле «Сойчине крило» по одноименной новелле Ивана Франко, постановку которого в харьковском негосударственном театре «P. S.» осуществил режиссер Степан Пасичник.

Сюжет новеллы знаком почти каждому старшекласснику, а вот его трактовка театром «P. S.» расширяет рамки общепринятых представлений не только о самом произведении, но и о личности выдающегося национального драматурга. Замысел создателей спектакля совпал с телемонографией, посвященной жизни Ивана Франко, которую недавно транслировал телеканал «Культура» и где закадровый текст читали мэтры украинского театра — Богдан Козак и Богдан Ступка.

Режиссер-поста­нов­щик осмысленно следует за определением состояния украинского театра Лесем Курбасом: «Когда мы переживали период буржуазного искусства (а именно таково его современное состояние. — А. А.), последним словом которого был натурализм, то есть вырывание кусков жизни и показ их на сцене по возможности такими же, какие они есть в жизни, то все это предназначалось зрителю, повергнутому в состояние дремоты. Он шел в театр, смотрел пассивную драму, фотографически точное отражение жизни, и находил некую гармонию между собой и спектаклем. Сегодня мы стали иными. Мы активны, и нам не хочется, чтобы искусство кормило нас, как несмышленышей, из ложки. Мы исходим из того, что сегодня зритель может видеть крышу — и представлять себе дом в целом. Это знак того, что он был активен. Когда целое человек захватывает через деталь, творчески восполняя недостающие звенья, содержание спектакля воспринимается емко, усваивается активнее».

Пропорциональное дозирование реалистических тенденций и театральной символики в результате являют то особое качество, какое именуется «пластический образ спектакля». Общий декорационный фон ампирного модерна, а действие спектакля разворачивается в большом зале особняка 1912 года, оформленного зодчим В. В. Величко (Дом архитектора), переносит нас в начало прошлого столетия, примерно в то самое время, когда разворачивается действие франковской новеллы. Часы, бронзовые канделябры, задрапированная мебель и бесшумно блуждающие люди. Унылая атмосфера запустения в пространстве и в душах. Три действующих лица, а по сути только одно, в сознании которого живо выкристаллизовываются те, кого любил, презирал, осуждал, обвинял.

Не хочу вдаваться в подробности очень сложных взаимоотношений героя Степана Пасичника и его памяти. Не получится изложить их психологические тонкости на бумаге, как невозможно перенести на лист и рисунок логически выстроенных мизансцен, в которых действуют неодушевленные, но многоликие персонажи мажордома (Сергей Москаленко) и Марии (Екатерина Бакай), в порыве ревности застрелившей ни в чем не повинную сойку — уж слишком часто эта птичка прилетала под окна её возлюбленного.

В контексте современных театральных поисков спектакль театра «P. S.», на мой взгляд, сегодня является отражением сути именно того периода, когда в 1930 годы был прерван или искусственно приостановлен путь развития украинского театра. Режиссер обнажил присущие творческим реформаторам прошлого модернистские средства театральной выразительности, сложившиеся на почве сугубо национальных этических традиций. Конечно же, в спектакле присутствует и авторская позиция, которая передана в творческой манере, присущей только Степану Пасичнику.

Прекрасный литературный язык Ивана Франко подан так, как в Харькове не разговаривает на государственном языке никто. Удивительная украинская речь, обогащенная мягким, интонационным богатством красок, просто околдовывает. Фразы не звучат, а ниспадают с уст артистов. Слова, словно ноты, соединяются в нежную мелодию, украшая собою конфликтную драму умного, но потерявшего смысл жизни человека. Только такая разговорная форма может соответствовать жанру спектакля — мелодрама.