Сойчине крилоЕсть в городе только один театр, у которого за последние годы мне довелось с неизменным удовольствием посмотреть все спектакли и не один раз. И поэтому на очередную премьеру я всегда иду с легкой тревогой: а не повлечет ли за собой такая давняя нежность слишком предвзятое и заранее восторженное отношение к новой их работе? Тем не менее, сидя каждый раз в одном из залом Дома архитектора, где расположился театр «P.S.», я всегда предвкушаю получение максимального удовольствия, растворяющего все ненужные мысли. Только здесь полная гармония пьесы с пространством ощущается с первых минут, как будто все сценические решения снаружи направлены на то, чтобы подарить тебе чувство комфорта внутри.
Сойчине крило
В новой работе по произведению Ивана Франко „Сойчине крило” театр оставил при себе все те же важные акценты каждой своей постановки. Это и особая подача текста разными темпами и настроениями, и неожиданные находки в, казалось бы, давно изученных до последнего сантиметра залах, и обнаженные тела, и вода, и огонь, и непременные монологи под лучом прожектора в самом центре. Просто теперь эти ходы кажутся приглаженными временем, опытом и личным ростом. Как будто актерам больше не нужно слишком много эпатажа. Вся прежняя экспрессивность ушла в их игру, сделав ее еще более глубокой.
Сойчине крило
Они смелые и яркие, серьезные и безумные. Уникальная Надя Алюнова является настоящей изюминкой театральной жизни города и давно предана именно «P.S.». Конечно, его коллектив может постоянно пополняться талантливыми выпускниками ХГУИ им. И.П. Котляревского, но все же всегда будет приятно видеть как Сергея Москаленко, так и самого маэстро режиссера на сцене. В новом спектакле Сергей удивительным образом совмещает сразу несколько ролей, перевоплощаясь из покорного молчаливого слуги в бородатого покорителя тайги Никанора. Степан же на удивление органичен в образе Массино, читающего страницы неожиданно полученного письма из прошлой, еще не отшельнической жизни.

Хіба я винна, що інший впорався зі мною краще?” – спрашивает его в письме Она. А Он готов только „прокляти те літо лише за те, що воно було”. Готов не верить всем тем испытаниям, которые подкинула ей судьба после их предыдущей встречи. Он даже не верит, что она, его Сойка, еще и постучалась в двери его дома, как только он дочитал последние строки письма.

А мы им верим. Мы верим каждой из фраз, которые попадают точно по лезвию наших собственных историй и от которых бросает в жар в холоде зала. Мы не знаем, как тут не влюбиться в подобную подачу и не прочувствовать самого себя в каждом из героев, когда они буквально смотрят тебе в глаза, рассказывая свою историю. Кажется, что Пасечник считает важным совсем не то, что другие режиссеры. В театре «P.S.» зритель получит не эффектную постановку с размахом и уж точно не строгий пересказ пьесы. Он получит идею, камерность и эмоции. А еще из этого театра зритель уйдет с отчетливыми нотами в голове, ведь музыка всегда была у них отдельным персонажем – как будто клавиши рояля переживали все это время вместе с нами.

Сойчине крилоВот именно такой маргинальностью и таким внутренним чувственным коллапсом и притягивает театр Степана Пасечника. И именно за таким совмещением ласкающих слух и, наоборот, выводящих наружу все затаенные страхи диалогов я и буду приходить в любимые залы Дома архитектора.