Пятница 9 декабря 2005 г. №138


Ольга Санина, «Вечерка»

О женщине, любви и спектакле

«Гороховое племя» — так называется спектакль театра «PS», который прошел на прошлой неделе в Доме архитектора. По жанру это поэтическая забава, в основу которой легли поэзия Елены Телиги, Лины Костенко и украинская народная сказка.

Если на сцене две женщины, которые читают поэзию двух женщин, то и спектакль поневоле тоже получается женский. И хотя партнер-мужчина на сцене так и не появляется — этот спектакль все-таки о любви. О любви и женской мудрости, о том, как сильно, зачастую на грани срыва, может женщина чувствовать. И вообще о том, как любит, о чем мечтает и зачем совершает те или иные поступки Она, Женщина.
Композиционно спектакль состоит из трех частей: первая — композиция по стихам Елены Телиги, вторая — украинская народная сказка «Гай-гай!», третья — поэма Лины Костенко «Цыганская муза».
Изначально спектакль задумывался как осмысление мотивов народной сказки средствами современного игрового театра. Режиссеру-постановщику Светлане Пасичник было интересно, как в сегодняшнем театре может прозвучать такой старинный текстовый материал. Однако в процессе работы рамки спектакля пришлось расширить. Дело в том, что одновременно с работой над спектаклем обе актрисы, Надежда Алюнова и Наталья Пархоменко, работали параллельно: одна над стихами Елены Телиги, другая — над «Цыганской музой» Лины Костенко. «Они все это носили в себе, — рассказывает Светлана Пасичник. — Куда это можно было деть? Актрисы приходили ко мне на репетицию, а поэзия уже была в них. Понятно, что мне пришлось с этим считаться. Так в спектакле по сказке о женской мудрости и появились две украинские поэтессы».
Сегодня все три части спектакля «Гороховое племя» прекрасно уживаются, гармонично переходя одна в другую. По словам Светланы, настоящая поэзия и фольклор — одной природы, поскольку и то, и другое рождается только от переизбытка чувств. Поэтому соединение таких разных, на первый взгляд, жанров получилось вполне удачным.
Жанр спектакля — поэтическая забава. И, по мнению Светланы Пасичник, забава — это основное, что должен воспринять зритель; смысл же — вещь уже вторичная. Впрочем, на своем видении того, каким образом должны рождаться спектакли, она не настаивает, иронично характеризуя себя как не совсем правильного режиссера: «Для меня как для режиссера важнее было то, чтобы двое людей, именно в этот момент находящиеся на сцене, могли выявить свою актерскую природу, «заразить» ею, пригласить в ее жизнь зрителя. Я не знаю, как работают другие. Возможно, сначала формируется тема, потом находится материал. У меня не так».
Музыкальное сопровождение вполне соответствует общему минимализму спектакля. Ирмосы, древнехристианские распевы звучат а capella в живом исполнении актрис. По мнению Светланы Пасичник, иной музыкальной иллюстрации быть не могло, ведь поэзия — один из наиболее духовных жанров. А что может быть более духовным, чем религиозная музыка?
Чего в спектакле больше — забавы, поэзии или женской темы, каждый зритель решит, конечно же, для себя сам. Светлане же хочется, чтобы человек в зале увидел то, что всегда волнует ее, — красоту и неповторимость глубинной человеческой природы.